TOP

Мужчина, за которым хочется идти

В современном мире многие из нас начинают отношения со списка требований к своему партнеру. "Идеальный" мужчина должен быть таким-то, "идеальная женщина" должна быть такой-то. Я не знаю, каким должен быть мужчина рядом со мной, хотя и спрашивают об этом часто. Но знаю точно, что этот человек совсем не идеальный. И уж точно не "лучше всех". И еще он мне ничего не "должен". Он просто Мужчина, за которым хочется идти.

Мужчина, за которым хочется идти, как и все люди на этой планете, совершает ошибки и время от времени сомневается в себе. Чем-то занимается, пробует новое, иногда падает, потом поднимается и идет дальше. Он не гоняет на гоночном автомобиле по ночному мегаполису в одеждах непобедимого супергероя, не паркует свой вертолет на крыше светящегося небоскреба, не носит в кармане ствол, как "крутые парни" из блокбастеров, не сражает наповал грудой мышц всех длинноногих красавиц в округе. Мне кажется, он самый обычный человек. Просто один из семи миллиардов людей, который просыпается каждое утро, проживает свой день и засыпает до нового рассвета. Такой же как и я. И кровь у него красная. Такая же, как и у всех других людей на планете.

Мужчина, за которым хочется идти, много работает. И над собой и над миром в целом. Его не так сильно интересуют отношения, потому что мужчинам хочется спасать мир, в этом их природная функция. А меня это устраивает. Мне есть, чем заняться, пока он спасает мир. Я всегда на связи, всегда иду рядом, всегда в зоне досягаемости. Потому что это моя природная функция. Быть Женщиной. Любить, верить, питать энергией и быть рядом, что бы ни случалось. И еще никогда не обсуждать его ошибки с другими людьми. Потому что женская любовь — это не про обсуждение ошибок. Если это Мужчина, за которым хочется идти, значит, он все делает правильно. ВСЁ. И точка. Он идет, а я за ним.

Мужчина, за которым хочется идти, иногда ранит своим словом или невниманием. Потом он молчит и думает. Затем просит прощения. От всего сердца. И я его прощаю. Всегда прощаю. Потому что я такая же. Я тоже раню. И тоже прошу прощения. От всего сердца. И он меня прощает. Потому что он такой же. Просто человек, как и все мы на этой планете.

Мужчина, за которым хочется идти, временами устает и уходит в пещеру. Такое случается с мужчинами, за которыми хочется идти. Им хочется уединиться и поразмышлять о жизни. Или просто сходить на футбол. Или попить пива с друзьями. Или посидеть в чайной в одиночестве. И хорошо. Пусть посидит в своей пещере. Отдохнет и обязательно вернется.

Мужчина, за которым хочется идти, не говорит много о своих чувствах. Однажды он дает тебе понять, что любит, и что ты — важный человек в его жизни. А дальше он просто делает. Не говорит, но делает. Просто что-то делает. Ходит на работу, занимается бизнесом, развивается. Иногда держится на расстоянии, когда-то подходит ближе. Когда подходит, то крепко обнимает. Смотрит в глаза. Ну а ты просто знаешь, что он — Мужчина, за которым хочется идти. И все. Ты просто знаешь это.

Да нет, это не как в кино. Никаких тебе фейерверков, никаких великих озарений, никаких предсказаний и круглосуточной страсти. Просто родной человек, просто тот, кому ты доверяешь, просто тот, кто верит тебе. Просто человек, с которым тебе хорошо и по-домашнему уютно. Просто Мужчина, за которым хочется идти.

Read More
TOP

СКАЗКА О ЖЕРТВЕ

— Здесь занимают очередь на жертвоприношение?
— Здесь, здесь! За мной будете. Я 852, вы – 853.
— А что, так много народу?
— А вы думали??? Одна вы, что ли, такая умная? Вон, все, кто впереди – туда же.
— Ой, мамочки… Это когда же очередь дойдет?
— Не беспокойтесь, тут быстро. Вы во имя чего жертву приносите?
— Я – во имя любви. А вы?
— А я – во имя детей. Дети – это мое все!
— А вы что в качестве жертвы принесли?
— Свою личную жизнь. Лишь бы дети были здоровы и счастливы. Все, все отдаю им. Замуж звал хороший человек – не пошла. Как я им отчима в дом приведу? Работу любимую бросила, потому что ездить далеко. Устроилась нянечкой в детский сад, чтобы на виду, под присмотром, ухоженные, накормленные. Все, все детям! Себе – ничего.
— Ой, я вас так понимаю. А я хочу пожертвовать отношениями… Понимаете, у меня с мужем давно уже ничего не осталось… У него уже другая женщина. У меня вроде тоже мужчина появился, но… Вот если бы муж первый ушел! Но он к ней не уходит! Плачет… Говорит, что привык ко мне… А мне его жалко! Плачет же! Так и живем…
— А вы?
— Я тоже плачу… Мучаюсь вот, давно уже… С ума сойду скоро!
— Да, жизнь такая жестокая штука… Всегда приходится чем-то поступаться. Приносить что-то в жертву…
Распахивается дверь, раздается голос: «Кто под №852? Заходите!».
— Ой, я пошла. Я так волнуюсь!!! А вдруг жертву не примут? Не забудьте, вы – следующая.
№ 853 сжимается в комочек и ждет вызова. Время тянется медленно, но вот из кабинета выходит №852. Она в растерянности.
— Что? Ну что? Что вам сказали? Приняли жертву?
— Нет… Тут, оказывается, испытательный срок. Отправили еще подумать.
— А как? А почему? Почему не сразу?
— Ох, милочка, они мне такое показали! Я им – ррраз! – на стол жертву. Свою личную жизнь Они спрашивают: «А вы хорошо подумали? Это же навсегда!». А я им: «Ничего! Дети повзрослеют, оценят, чем мама для них пожертвовала». А они мне: «Присядьте и смотрите на экран». А там такое кино странное! Про меня. Как будто дети уже выросли. Дочка замуж вышла за тридевять земель, а сын звонит раз в месяц, как из-под палки, невестка сквозь зубы разговаривает… Я ему: «Ты что ж, сынок, так со мной, за что?». А он мне: «Не лезь, мама, в нашу жизнь, ради бога. Тебе что, заняться нечем?». А чем мне заняться, я ж, кроме детей, ничем и не занималась??? Это что ж, не оценили детки мою жертву? Напрасно, что ли, я старалась?
Из двери кабинета доносится: «Следующий! №853!».
— Ой, теперь я… Господи, вы меня совсем из колеи выбили… Это что ж??? Ай, ладно!
— Проходите, присаживайтесь. Что принесли в жертву?
— Отношения…
— Понятно… Ну, показывайте.
— Вот… Смотрите, они, в общем, небольшие, но очень симпатичные. И свеженькие, неразношенные, мы всего полгода назад познакомились.
— Ради чего вы ими жертвуете?
— Ради сохранения семьи…
— Чьей, вашей? А что, есть необходимость сохранять?
— Ну да! У мужа любовница, давно уже, он к ней бегает, врет все время, прямо сил никаких нет.
— А вы что?
— Ну что я? Меня-то кто спрашивает??? Появился в моей жизни другой человек, вроде как отношения у нас.
— Так вы эти новые отношения – в жертву?
— Да… Чтобы семью сохранить.
— Чью? Вы ж сами говорите, у мужа – другая женщина. У вас – другой мужчина. Где ж тут семья?
— Ну и что? По паспорту-то мы – все еще женаты! Значит, семья.
— То есть вас все устраивает?
— Нет! Нет! Ну как это может устраивать? Я все время плачу, переживаю!
— Но променять на новые отношения ни за что не согласитесь, да?
— Ну, не такие уж они глубокие, так, времяпровождение… В общем, мне не жалко!
— Ну, если вам не жалко, тогда нам – тем более. Давайте вашу жертву.
— А мне говорили, у вас тут кино показывают. Про будущее! Почему мне не показываете?
— Кино тут разное бывает. Кому про будущее, кому про прошлое… Мы вам про настоящее покажем, хотите?
— Конечно, хочу! А то как-то быстро это все. Я и подготовиться морально не успела!
— Включаем, смотрите.
— Ой, ой! Это же я! Боже мой, я что, вот так выгляжу??? Да вранье! Я за собой ухаживаю.
— Ну, у нас тут не соцреализм. Это ваша душа таким образом на внешнем виде отражается.
— Что, вот так отражается??? Плечи вниз, губы в линию, глаза тусклые, волосы повисшие…
— Так всегда выглядят люди, если душа плачет…
— А это что за мальчик? Почему мне его так жалко? Славненький какой… Смотрите, смотрите, как он к моему животу прижимается!
— Не узнали, да? Это ваш муж. В проекции души.
— Муж? Что за ерунда! Он взрослый человек!
— А в душе – ребенок. И прижимается, как к мамочке…
— Да он и в жизни так! Всегда ко мне прислушивается. Прислоняется. Тянется!
— Значит, не вы к нему, а он к вам?
— Ну, я с детства усвоила – женщина должна быть сильнее, мудрее, решительнее. Она должна и семьей руководить, и мужа направлять!
— Ну так оно и есть. Сильная, мудрая решительная мамочка руководит своим мальчиком-мужем. И поругает, и пожалеет, и приголубит, и простит. А что вы хотели?
— Очень интересно! Но ведь я ему не мамочка, я ему жена! А там, на экране… Он такой виноватый, и к лахудре своей вот-вот опять побежит, а я его все равно люблю!
— Конечно, разумеется, так оно и случается: мальчик поиграет в песочнице, и вернется домой. К родной мамуле. Поплачет в фартук, повинится… Ладно, конец фильма. Давайте завершать нашу встречу. Будете любовь в жертву приносить? Не передумали?
— А будущее? Почему вы мне будущее не показали?
— А его у вас нет. При таком настоящем – сбежит ваш выросший «малыш», не к другой женщине, так в болезнь. Или вовсе – в никуда. В общем, найдет способ вырваться из-под маминой юбки. Ему ж тоже расти охота…
— Но что же мне делать??? Ради чего я тогда себя буду в жертву приносить???
— А вам виднее. Может, вам быть мамочкой безумно нравится! Больше, чем женой.
— Нет! Мне нравится быть любимой женщиной!
— Ну, мамочки тоже бывают любимыми женщинами, даже часто. Так что? Готовы принести себя в жертву? Ради сохранения того, что имеете, и чтобы муж так и оставался мальчиком?
— Нет… Не готова. Мне надо подумать.
— Конечно, конечно. Мы всегда даем время на раздумья.
— А советы вы даете?
— Охотно и с удовольствием.
— Скажите, а что нужно сделать, чтобы мой муж… ну, вырос, что ли?
— Наверное, перестать быть мамочкой. Повернуться лицом к себе и научиться быть Женщиной. Обольстительной, волнующей, загадочной, желанной. Такой цветы дарить хочется и серенады петь, а не плакать у нее на теплой мягкой груди.
— Да? Вы думаете, поможет?
— Обычно помогает. Ну, это в том случае, если вы все-таки выберете быть Женщиной. Но если что – вы приходите! Отношения у вас замечательные просто, мы их с удовольствием возьмем. Знаете, сколько людей в мире о таких отношениях мечтают? Так что, если надумаете пожертвовать в пользу нуждающихся – милости просим!
— Я подумаю…
№853 растерянно выходит из кабинета, судорожно прижимая к груди отношения. №854, обмирая от волнения, заходит в кабинет.
— Готова пожертвовать своими интересами ради того, чтобы только мамочка не огорчалась.
Дверь закрывается, дальше ничего не слышно. По коридору прохаживаются люди, прижимая к груди желания, способности, карьеры, таланты, возможности, любовь – все то, что они готовы самоотверженно принести в жертву…



Автор: Эльфика



http://www.elfikarussian.ru/zhertva-skazka-ot-ehlfiki/

Read More
TOP

ВЫБИРАЯ (НЕ) СТЕРВУ…


 

Как много для Женщины, в силу ее психоэмоциональных особенностей, значат чувства…
Она может оставить многие материальные ценности и удобства, готова броситься «в омут с головой» , да «по морозу босиком» во имя своих дорогих, любимых…
Во имя своего возлюбленного…
Женщина в любви способна подарить не только людям, а всему миру очень много сокровищ, сокрытых внутри ее…
И как жаль когда бесценное полнокровное русло женских Чувств и Ощущений невероятной живительной Силы пересыхает не в силу возрастного замирания, а по причинеобесценивания Женщины как личности…
Обесценивания ее наполнения, прежде всего теми, кто так важен в ее жизни – мужчинами…
Непонимание чувств, страстей и порывов…
И тогда вместо прекрасной любящей Женщины, появляется «Стерва»…
Может быть бесчувственной стервой удобнее… безопаснее…
Наблюдения показывают, что стерв мужчины опасаются и уважают – хамы меньше хамят, понимая, что могут получить отпор, в деловой среде стервы более успешны и независимы…
На книжных полках магазинов разнообразные серии книг о том, как стать стервой…
Есть даже тренинги и курсы. И Женщины на них идут. Не потому, что желают причинять боль другим, а потому, что хотят защититься от причиняемой им боли, которую так часто и привычно (даже не замечая этого) наносят мужчины, забывая и забываясь…
Мужчины, мир Стерв – это выбор не женщин, это ваш выбор…
Выбор для тех, кто не смог понять Настоящее, разглядеть и выбрать…

"Знаете, нет никого красивее беременной женщины…
В глазах — счастье…
В сердце — любовь…
На щеках — румянец…
А внутри — маленькая жизнь.
"(@ C.Безруков)

 

http://alentia11.livejournal.com/335317.html

Read More
TOP

ЕСЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ ИЗМЕНИТЬ МИР — ЛЮБИ!

   

     Если Ты хочешь изменить Мир – люби Мужчину, по-настоящему люби его! Выбери того, чья душа ясно зовёт твою, кто видит тебя; того, кто достаточно смел, чтобы даже бояться. Прими его руку и веди его осторожно к своему сердцу, где он сможет почувствовать твоё тепло и отдохнуть в нём. Сожги его тяжёлый груз своим огнём.

     Посмотри в его глаза, загляни глубоко внутрь и увидишь, что там дремлет, и что пробуждено, что нерешительно, и что выжидающе. Посмотри в его глаза и найди там его отцов и дедов, и все войны и безумства, через которые они прошли в какой-то стране, в какое-то время. Взгляни на их боль и борьбу, на муки и вину, без всякого суждения — и отпусти всё это.

     Почувствуй его родовое бремя и знай, что то, что он ищет это безопасное убежище в тебе. Позволь ему раствориться в твоём пристальном взгляде и знай, что тебе не нужно отражать гнев и ярость, потому что в тебе есть чрево, сладкий глубокий вход для омовения и исцеления старых ран.

     Если ты хочешь изменить мир, люби мужчину, всем сердцем люби его. Сядь перед ним в полном величии своей женственности, в дыхании своей уязвимости, в игре твоей детской невинности, в глубине твоей смерти, приглашая, тихо уступая, позволяя его мужской силе совершить шаг навстречу тебе…и поплавать в утробе Земли, в безмолвном знании, вместе.

     И когда он отойдёт…потому что он сделает это…в страхе убежит в свою пещеру…собери вокруг себя своих бабушек…укройся их мудростью, слушай их мягкий шёпот, успокаивай сердце своей испуганной девочки, убеждая его расслабиться…и терпеливо жди его возвращения. Сиди и пой под его дверью песню воспоминаний, которая может быть упокоит его ещё один раз.

 Если ты хочешь изменить мир, люби мужчину, всем сердцем люби его. Не вытягивай его маленького мальчика хитростью, уловками, обольщением, обманом, только чтобы заманить его…в паутину разрушений, в место отвращения и хаоса, более страшное, чем любая война, пережитая его братьями. 

  Это не женственность, это месть. Это яд спутанных линий неправильных действий сквозь все времена, изнасилование нашего мира. Это не даёт женщине силы, это ослабляет её, потому что она отрезает ему яйца. И это убивает нас всех.

  Неважно, согрела ли его мать или не смогла, покажи ему сейчас настоящую мать. Держи его, веди его в свои глубину и благодать, теплясь в центре ядра Земли. Не наказывай его за те раны, которые как тебе кажется не удовлетворяют твоим потребностям и критериям. Плачь по нему сладкие реки, выпусти всё это обратно домой.

  Если ты хочешь изменить мир, люби мужчину, всем сердцем люби его. Люби его настолько, чтобы быть голой и открытой. Люби его настолько, чтобы раскрыть своё тело и душу круговороту рождений и смертей, и благодари его за возможность вместе танцевать сквозь бушующие ветра и тихие леса.

  Будь достаточно смелой, чтобы быть слабой и позволь ему напиться из мягких, пьянищих лепестков твоего существа. Позволь ему понять, что он может поддержать тебя и защитить. Упади в его руки и доверься, что он поймает, даже если тебя роняли тысячу раз до этого. Научи его как уступать, уступая самому себе и слейтесь в сладкое ничто, сердце этого мира.

  Если ты хочешь изменить мир, люби мужчину, всем сердцем люби его. Поддерживай его, корми его, позволяй ему, слушай его, держи его, лечи его, и он, в свою очередь, будет лелеять, поддерживать и защищать тебя своими сильными руками, ясными мыслями и чёткими намерениями. Потому что он может, если ты позволишь ему, быть всем о чём ты мечтаешь.

  Если ты хочешь любить мужчину, люби себя, люби своего отца, люби брата, своего сына, прошлого мужчину; от самого первого мальчика, которого ты целовала, до последнего, которого оплакивала. Благодари за подарки по пути к этой встрече, за того, который стоит сейчас перед тобой.

  И найди в нём семя для всего нового и солнечного. Семя, которое ты сможешь питать и помочь его посадить. Чтобы вырастить новый мир вместе.

 Если ты хочешь изменить мир, люби женщину, по-настоящему люби её. Найди ту, которая обращается к твоей душе, настолько, что всё остальное перестаёт иметь значение. Отложи твой список достоинств, приложи ухо к её сердцу и слушай.

 Слушай имена, молитвы, песни каждого живого существа – крылатого, мохнатого или покрытого чешуей, всех подземных и подводных тварей, всего цветущего и зеленеющего, всех, кто ещё не родился и уже умер… Слушай их элегическую хвалу возвращения к Единой, кто даёт им жизнь.  Если ты ещё не услышал своего имени – ты просто не слушал достаточно долго…

  Если твои глаза не наполнились слезами, если ты не поклонился ей, ты никогда не горевал, теряя её.

 Если ты хочешь изменить мир – люби женщину, одну женщину, превосходя самого себя, свои желания и расчёты, превосходя своё мужское предпочтение юности, красоты и разнообразия, своё поверхностное понимание свободы.

 Мы дали себе так много выборов; мы забыли, что истинная свобода приходит, когда стоишь в центре огня души, который сжигает полностью твоё сопротивление любить.

 Есть только одна Богиня. Посмотри в её глаза и увидь, увидь по-настоящему, она ли та, что поднесла топор к твоей голове? Если нет – уходи. Уходи прямо сейчас. Не теряй время на «постараюсь». Знай, что твоё решение ничего не может с ней сделать, потому что, по большому счёту, мы выбираем не «кому», а «когда» сдаться.

  Если ты хочешь изменить мир, люби женщину. Люби её для жизни, превосходя твой стрех смерти, превосходя твой страх манипуляций со стороны матери в твоей голове. Не говори ей, что ты готов умереть за неё. Скажи, что ты готов жить вместе с ней, сажать деревья, и смотреть как они растут.

  Будь её героем, сказав ей, как прекрасна она в её уязвимом величии; помогая ей своим обожанием и преданностью вспоминать каждый день, что она уже богиня.

 Если ты хочешь изменить мир, люби женщину во всех её лицах, во все её времена года, и она исцелит твою шизофрению, твой двойственный ум и половинчатость твоего сердца, которые отделяют твой Дух от твоего тела, которые оставляют тебя в одиночестве, всё время ищущего что-то вне себя самого. Ищущего что-то вовне, что заставит тебя почувствовать себя живым.

 Там будет другая женщина. А вскоре новая и сияющая станет старой и тупой, и ты будешь искать бесконечно, меняя женщин как машины, меняя Богиню на новый объект своего желания.

  У мужчины нет необходимости выбирать снова и снова. Всё, в чём нуждается мужчина – это Женщина, это путь Женственности, Терпения и Cострадания. Путь вне поиска, вне делания, дыхания в единстве, глубинного погружения и переплетения корнями, настолько сильного, чтобы вместе удержать Землю, пока она сбрасывает сталь и цемент со своей кожи.

  Если ты хочешь изменить мир – люби женщину, просто одну женщину. Люби и защищай её, как будто она последний священный сосуд. Люби её сквозь её страх быть оставленной, который она несёт за всё человечество. Нет, эта рана не её, чтобы лечить её в одиночку; Нет, она не слаба в своей со-зависимости.

  Если ты хочешь изменить мир, люби женщину. Несмотря ни на что, пока она не поверит тебе, пока её инстинкты, её видение, её голос, её искусство, её страсть, её изначальная природа не вернутся к ней; Пока ее любовь не станет намного сильнее всех демонов из политики и СМИ, которые стремятся обесценить и разрушить её.

 Если ты хочешь изменить мир, сложи свои причины, ружья и знаки протеста; останови свою внутреннюю войну и праведный гнев, и полюби женщину… Превосходя твоё стремление к величию, превосходя твои цепкие поиски просветления.

 Священный Грааль уже стоит перед тобой, если ты возьмёшь её в твои руки и позволишь прийти чему-то за пределами этой близости. Что если в мир, о котором ты мечтаешь, можно войти снова через сердце Женщины? Что если любовь мужчины к женщине, к пути женственности – это ключ, открывающий её сердце?

 Если ты хочешь изменить мир – люби женщину.

В глубинах своей тени,

В высотах своей Бытийности,

Возвратись в Сад, где ты впервые встретил её,

К радужным вратам,

В которые вы можете пройти вместе,

Как Свет, как Единство,

К точке невозвращения,

К завершению и началу новой Земли.

 

Лиза Ситор,

Перевод Полина Кодесс

http://magdalenewomen.com/if-you-want-to-change-the-world-love-a-man

 

Read More
TOP

СЕМЬ ТИПОВ ЖЕН

Глава из книги «Искусство быть женой и музой»

В ведических источниках описано семь типов жен. Они отличаются  по поведению, чертам характера, отношению к близким. Раньше считалось, что именно по этим критериям нужно выбирать себе невесту.  Но мы рассмотрим это немного с другой позиции – как мы можем изменить свой «тип», чтобы отношения развивались и радовали.

7285857_m

В разное время мы ведем себя по-разному, но есть общие тенденции, к которым мы чаще всего склоняемся в обычной жизни.

1.     Жена — Госпожа

Жена, позиция которой аналогична руководителю. Дома она командует и властвует. Ожидает, что все должно быть так, как хочет она. И кто-то должен сделать все это за нее.

Она не ведет домашнего хозяйства, дома зачастую очень грязно. Есть тоже нечего – для чего-то же придумали рестораны?

Она очень ленива, очень много времени уделяет себе, занимается тем, что ей нравится – в ущерб домашнему уюту. Любит обсуждать всех, оценивать, судить.

А главный человек, которого она всегда оценивает и критикует – это ее собственный муж. Она любит жаловаться на него, мыть ему кости здесь и там. И при ним, и у него за спиной.

С такой женой муж никогда не достигнет успеха.

2.     Жена — Вор

Жена, которая не поддерживает своего мужа, считает его идеи ерундой. Думает только о себе. Считает, что муж в первую очередь должен думать о ней.

Она не уважает его работу, деятельность, хобби.  Опять же все время критикует его, но мотив критики уже такой: «Я хочу, чтобы все было как у соседа!». То есть она всегда с кем-то сравнивает его (не в его пользу), всячески акцентирует на этом внимание.

Такая жена любит демонстрировать свое превосходство перед мужем – публично. Раздавая ему указания и показывая, как хорошо он ее слушается.

Она хочет, чтобы он выглядел так, как нравится ей. Разговаривал так, как нравится ей. Общался так, как нравится ей. В общем, всячески пытается украсть его индивидуальность.

6953432_l

Готовит она то, что любит сама. Даже если муж это не ест. В общем, все делает для себя.

Такая жена еще крайне небережлива в деньгах. Она может тратить все до копейки на свою шубу, а потом требовать от мужа, чтобы он заработал еще денег, взял в долг и перестал ее позорить (Все ведь в шубах!). Ей все время мало денег,  сколько бы муж не заработал. И она всегда потратит их до копейки на себя. А муж – обойдется. Одни трико есть – этого достаточно.

3.     Жена — Убийца

Самый страшный тип жен. Жены, которые ни во что не верят, ни во что не ставят мужа. Уверена, что таких среди нас нет. Потому как эти жены изменяют мужу направо и налево, бросают своих мужей ради других мужчин. Не уважают, не видят в муже ничего хорошего.

Она не любит его и даже не пытается делать вид, что для нее имеют значение его чувства.

4.     Жена — Мать

Такие отношения уже будут нейтральными. Не разрушающими мужчину, но и не развивающими его. Такая жена всегда заботится о муже, и кормит его, и одевает. Но с позиции мамочки.

«А шарфик надел? А подштанники? А обед в коробочке взял? А начальнику позвонил?»

Полный контроль, неверие в то, что муж может что-то сделать сам. Он хороший, но неразумный и без помощи мамочки не справится. Везде защищает его, покупает ему одежду на свой вкус (удобную и теплую). Они решают, куда его отпустить, а куда нет.

Берегут доходы своего мужа, стараются экономить, хорошо ведут хозяйство. Вот только решения принимают сами – и про мужа обычно говорят, как про старшего ребенка.

10248593_m

Мужчина с такой женой становится инфантильным и слабым. Зато тепло одетым, накормленным и ухоженным.

5.     Жена  —  Младшая сестра

В этих отношениях уже много теплоты и восхищения. В этих отношениях муж – как старший брат. Он силен, он умен, он самый лучший.

Но в таких отношениях женщина не может открыть ему сердце – она, скорее, готова слушать его часами, пряча свои эмоции и чувства. Она скромна. Она очень уважает мужа. Восхищается. Но в этих отношениях нет равного взаимообмена.

А мужчине рано или поздно надоедает слепое обожание. Ему хочется быть ей чем-то полезным.

6.     Жена – Друг

Отличное начало хорошего брака. Дружба – это всегда взаимное уважение, обмен энергиями. Хорошие другом всегда дорожат, ему стараются помочь. В дружбе уже есть место бескорыстию и разумному самопожертвованию. Когда ради друга мы можем отложить свои дела. И мы поддерживаем его в трудные времена, и вместе радуемся, когда все получается.

Друга уже хочется кормить так, как он любит. Ему стараешься дать самое лучше – именно из уважения к нему.

И здесь же есть взаимный обмен. Когда каждый из друзей открывает свое сердце, искренне и бескорыстно.

Друзья могут иногда ссориться, но всегда обсуждают, что не так.

7356052_m

7.     Жена служанка

По ведической концепции это лучший тип жен. Как это выглядит – легко понять из этой притчи

 

Однажды у мудреца спросил молодой мужчина:

«Почему ты так счастлив в семейной жизни? Тебя все уважают, к тебе ходят за советом. В чем твой секрет?»

Мудрец улыбнулся и позвал свою жену. В комнату вошла красивая и очень счастливая женщина:

«Да, дорогой!»

«Милая, приготовь пожалуйста, тесто на пирог»

«Хорошо!»

Она вышла и через двадцать минут пришла сказать, что тесто готово.

«Добавь в него самое лучшее топленное масло из наших запасов, И все те орехи, которые мы оставили для именинного пирога нашего сына»

«Хорошо»

И снова она пришла через десять минут, а муж дал ей следующее указание:

«Добавь туда и нашей дворовой глины. А потом запекай»

«Хорошо» — сказала жена.

И через полчаса в ее руках уже находился этот странный пирог.

«Конечно же мы не будем это есть! – сказал муж – Отнеси это свиньям на улице»

«Хорошо» — сказала жена.

10982194_l

Гость был в шоке. Неужели такое возможно? Ни одного слова против, сделала все, что муж сказал. Даже когда он предложил абсурдную вещь.

И мужчина решил повторить эксперимент дома. Когда он вошел туда, сразу услышал смех жены. Вместе с подругами жена играла в настольную игру.

«Жена!» — обратился к ней мужчина

«Я занята!» — раздраженно крикнула из спальни супруга

«Жена!»

Через десять минут она появилась:

«Что тебе нужно?»

«Поставь тесто!»

«Ты с ума сошел! В доме полно еды, а мне есть чем заняться!»

«Поставь тесто, я сказал!»

Через полчаса жена раздраженно сообщила, что тесто готово.

«Добавь туда лучшие орехи и все топленное масло»

«Ты с ума сошел! Послезавтра свадьба моей сестры, и эти орехи нужны для пирога!»

«Сделай как я говорю!»

Жена положила в тесто лишь часть орехов, а потом снова вышла к мужу.

«А теперь добавь в тесто глины!»

«Ты вообще из ума выжил? Столько продуктов зря перевела???»

«Добавь глины, говорю! А потом запекай»

через час жена принесла этот пирог и бросила его на стол:

«А теперь я посмотрю, как ты это есть будешь!»

«А я не буду это есть – отнеси это свиньям!»

«Знаешь что – возмутилась жена – тогда сам иди и корми своих свиней!»

Хлопнула дверью и ушла в свою комнату. Еще несколько дней она смеялась над мужем при всех, рассказывая эту историю.

И тогда гость решил вернуться к мудрецу:

«Почему? Почему у тебя все получилось и твоя жена все сделала, как ты сказал, а моя закатила скандал и до сих пор смеется надо мной?» — спросил он уже с порога.

«Все просто. Я не ругаюсь с ней и не командую. Я защищаю ее, и это делает ее спокойной. Моя жена – залог моего семейного благополучия»

«И что мне теперь искать другую жену?»

«Это самый просто способ, который приведет тебя к самому печальному результату. Тебе и твоей жене нужно учиться уважать друг друга. А для этого ты первым должен сделать все, чтобы она была счастлива.»

«Да я итак для нее все делаю!»

«А она счастлива? Вы ведь поженились для того, чтобы любить друг друга, заботиться и радоваться вместе. А вместо этого ругаетесь, делите главенство, обсуждаете друг друга за спинами…»

В раздумье побрел мужчина домой. По пути он увидел красивый куст роз. Именно такими розами он когда-то добивался ее руки. Каждый день по одной веточке роз. В любое время года…. Когда же он последний раз дарил ей такие цветы? Вспомнить не смог.

10411224_l

Поэтому он сорвал веточку и понес ее домой. Дома уже все спали. Он не хотел беспокоить жену – и просто поставил цветы у ее изголовья.

Утром его впервые за последние годы ждал завтрак. И красивая жена с сияющими глазами. Он обнял ее и нежно поцеловал, как когда-то много лет назад.

Он перестал заниматься неважными делами, и всеми силами старался сделать жену счастливой. Она же перестала ходить дома «как попало», снова стала готовить для него любимые блюда…

Прошло несколько лет, и в его дверь постучался юноша.

«Я слышал, что ваши отношения с женой – образец для других. А у меня все не так. Жена меня пилит, тратит все деньги, не слушается… В чем секрет? Я прочитал столько книг, но ни одна не помогла мне…..»

Хозяин улыбнулся и сказал:

«Проходи, дорогой гость. Моя жена как раз собирается печь пирог»….

 

Это работает в обе стороны. Мы можем изменить наши отношения, если изменимся сами. Если перестанем красть у мужа его индивидуальность, перестанем убивать в нем веру и любовь, перестанем командовать. И начнем любить и служить мужу. С любовью. По-женски.

Жена служанка – это не второсортный человек. Это жена, на которую муж всегда может рассчитывать. Которая будет с ним и в счастье, и в горе. Которая всегда поддержит его и вдохновит. Во всем к нему прислушивается и делает так, как он любит.

10705102_l

Ее труды не всегда заметны и не всегда награждаются благодарностью. Но она делает все это из любви, каждый день. И муж такой жены будет бесконечно счастлив в этой жизни. И не только в этой.

Ольга Валяева

 

Read More
TOP

«ГЛАВНОЕ — ПРЕБЫВАТЬ В ЛЮБВИ!»

Петр Мамонов, создатель "Звуков Му", певец, композитор, актер и лауреат премии "Золотой орел", представил зрителям свой новый театральный проект — "Дед Петр и зайцы", в котором выступил как автор и режиссер.

 Из-за съемок Мамонова в фильмах "Остров" и "Царь" спектакль готовился шесть лет. О том, каких зайцев спасает дед Петр, о своей жизни, семье и новых планах в кино Мамонов, которого называют "культурным шизофреником" и основоположником жанра "русская народная галлюцинация", рассказал "Бизнес-Стилю".

"Бизнес-Стиль": Петр Николаевич, почему "Дед Петр и зайцы"?

Петр Мамонов: В отличие от многих наших артистов, которым неизвестно сколько лет, и они тщательно это скрывают, я сохранился меньше. Вот Эдита Пьеха — смотришь на нее и думаешь: "Сколько же ей лет? Как удивительно она сохранилась!" Поэтому насчет оболочки и тела я честно назвал себя "дед Петр". Я могу, конечно, притвориться другим, сделать себе подтяжку лица, вставить зубы и на улице повесить картинку "Несите деньги в наш банк. Я ему верю". И что? Конечно, никакой банк мне никакую рекламу делать с ним не предложит. С таким образом можно только разруху полную обещать: "Кладите к нам — все потеряете". Зато, когда выпали мои последние зубы, меня стали приглашать на всякие "чтецкие" вечера.

 "Б.-С.": С "Дедом Петром" все понятно. А зайцы в таком случае кто?

 П.М.: Все люди. Мне интересен человек, посторонний, просто по улице идущий, такой же, как я. Внутренне одинокий, как я. Брат мой по уязвимости. Вот я с детьми своими уже общаюсь через Skype. А я хочу понюхать, как пахнет у моего внука между шейкой и ушком. Но нет прибора, который мог бы это передать. Особенно одиноки, на мое ощущение, люди молодые. Отсюда — волна употребления наркотиков, алкоголя и семьи меньше создаются. Хотя сейчас, говорят, я слышал такую статистику, наши девушки стали больше рожать. Но все равно очень одиноко человеку. А семья — это самое ценное. Если человек несчастлив в семье, если не будет бежать домой со всех ног, он не будет счастлив нигде — ни дома, ни на работе, ни в любимом "мерсе". Ведь как мы живем? В любую дверь загляните: муж лежит, жена на него кричит, бабка внука настраивает: "Не слушай маму и папу". Отцы и дети спорят: "Я главный!" Я рос в семье, где все друг друга очень любили: родители друг друга, и меня, и брата. А потом я вышел на улицу и очень удивился тому, что люди там так друг друга не любят. Поэтому, наверное, очень часто на моих выступлениях сидит какой-то маленький гномик и говорит потом: "Вот дядьку так же колбасит, как и меня, значит, я уже не один, нас двое".

 Я депутат от этих гномиков, слабых, незащищенных, тех, которые в кайфе лежат целыми днями и не знают, как быть вообще, и от бабушек, которые в слезах подходят ко мне на улице, и им надо руку протянуть. Самое ценное для меня то, что мне верят пятнадцатилетние, кто ходит в капюшонах. А ведь это публика, которая не верит уже ничему вообще, так мы их обезнадежили. И семей у них нет путевых, и телевидение у нас в основном определенного рода, хотя что-то приличное иногда и мелькает. Я надеюсь, может быть, они увидят мой спектакль и мы как-то поймем друг друга. Постараюсь. Я же не для благополучных, не для тех, у кого есть все.

"Б.-С.": А те, у кого все есть, благополучны?

П.М.: Я знаю очень многих богатых людей сейчас, они сплошь и рядом несчастны. Во-первых, деньги: надо с ними постоянно что-то делать, крутить их как-то, чтобы они не исчезли. Во-вторых, все к ним лезут. Один говорит мне: "Я в туалет с охранником хожу". И что? Человек, зачем ты живешь? Чтобы еще, еще и еще грести? Как блатные говорят — "В гробу карманов нету". Сегодня умрешь — что ты будешь делать завтра, если окажешься там, где уже не сможешь проявить волю? Я в фильме "Остров" ложился в гроб — ничего нет, кроме четырех стенок. Некоторые стали отдавать, делиться, говорят, что счастье привалило сразу. Отдавать стали тайно, потихоньку. Вот у меня товарищ в Суздале выкупил земли и отдал под монастырь. Необязательно церкви отдавать. Но мы стольким людям можем помочь. Что же мы взамен получим? То, чего нельзя потрогать, — настоящее счастье.

 Я довольно давно был в Ростове, там тогда город держали армяне. Я из окна гостиницы глядел, как шесть шестисотых "Мерседесов" все время катались: зеленый сюда поехал, белый туда. Я часа три смотрел: они там как жуки двигались. А у меня в это время как раз запись радиоинтервью была. И я для них в этом интервью сказал: "Ребята, чем вот так ездить, знаете, как апостол Павел сказал, блаженнее давать, чем брать. Попробуйте отдать кому-то что-то чуть-чуть хотя бы". И на следующий день на радио позвонил один из них, сказал: "Я такой-то, вот Петя молодец, как он сказал! Я 100 долларов вчера бабушке отдал, такой кайф испытал!"

 Мы это делаем для себя, чтобы спокойно лечь спать, с чистой совестью. Как важно — помириться с другом, с которым не разговаривал 30 лет, пьяного с земли поднять, усадить на парапет, маме плохо — приехать, за руку ее подержать, окурок на землю не бросить… Чисто христианский поступок. Не хочешь — а надо это сделать. Считаешь себя правым — ну, считай. Живи с этим в своем углу. Вот спектакль об этом — о смерти души. И о спасении. Мы, люди, очень слабенькие в этом мире, как тростиночки. Как нам вообще жить? И куда нам воткнуться? Это очередная попытка встать на мысочки и заглянуть: а что там? Кто-то уже сказал о спектакле, что он завораживающий. Мне это определение очень нравится. Я сам заворожен миром: этими людьми, полями, небом, деревьями. Вот у меня в деревне КАМАЗ наехал на липу, сломал ее под корень, а потом смотришь через два года — она опять пошла расти. Мне все удивительно. Я объездил весь мир — и как же наш мир прекрасен! Сколько удивительного! Даже люди в Москве: вот идет один, он так оделся, у него в ухе карандаш, и видно, что он умненький и не пьет. И думаешь: красавец. А мы их окрестили быдлом. Ничего подобного. Я не согласен с мнением, что наша молодежь сейчас плохая. Вот у меня родились внуки. Это что-то совершенно новое: они и гадкие, всякие. А я наблюдал как-то из окошка, когда никто их больше не видел: они стояли рядом и вдруг обнялись, один двух лет, другой — четыре года. Откуда в них это? Кто их научил? Вот из таких моментов сложился этот спектакль. Что придумывать жизнь? Она сама предлагает такие истории, что закачаешься.

"Б.-С.": В спектакле Вы выступаете одновременно и на сцене, и на видео, которое снимал Ваш сын Иван. У вас "семейный подряд"?

П.М.: Мне все говорят: группу давай, группу. А сейчас мне не с кем особо играть. Так что я сказал: "Давайте меня сделаем в трех вариантах". Меня сняли в разные периоды времени, я там и на бас-гитаре, и на ритм-гитаре играю. Плюс выхожу еще живьем на сцену и пою. Иван — профессиональный оператор, он в "Острове" работал и в "Царе" снимал сцены войны. Сын предлагал сначала видеоклипы, но я не хотел. Часть из того, что он снял, я включил в спектакль, часть я попросил снять так, как я хотел. Я за то, чтобы были кубики, мозаика: пусть один цвет заходит на другой, где-то будут длинноты, где-то быстро, и пусть зритель сам выберет, что ему ближе. Деревенская тема снята в цвете, город — черно-белый. И все идет одновременно. Когда-то в начале 1990-х английский продюсер Брайан Ино, с которым я работал, придумал делать в Париже темные комнаты, в которых он работал с видеоартом и дополнял его специальной музыкой. И вот человек шел по Парижу, суета, "Тати", и вдруг — хоп — и нырял в какое-то другое место. Я думаю, что зритель, который придет на наш спектакль в Театр Станиславского, тоже попадет в другое, интересное место. И на полтора часа любовь между нами возникнет. Это единственная моя цель — пребывать в любви к зрителю.

"Б.-С.": Вы сделали спектакль полностью на свои деньги?

П.М.: Почти. Конечно, есть люди, которые нам помогают. Богатенькие собрались, скинулись и подарили мне изумительную гитару Martin, вот с этой гитарой я впервые выскакиваю сейчас в этом спектакле на сцену.

"Б.-С.": Ваша жена Галина, которая является Вашим продюсером и директором, сказала, что Вы не знаете, что такое деньги. Вы знаете?

П.М.: Элвис Пресли с первого бешеного заработка построил маме в Мемфисе огромный дом, со swimming pool, и подарил ей розовый Cadillac с белым верхом. А когда у этих ребят — Beatles и Rolling Stones — спрашивали: "Зачем вы вышли на сцену?", они отвечали: "Девочки, спортивные машины и джин. Everyday".

 Это все туфта. Прилипать к материальному не надо ни сердцем, ни душой. Приходит к тебе человек, а ты не смотри на то, какая гайка у него на руке золотая, а у тебя — ничего нет, зато у тебя какие руки Богом созданные! Навешать на них золото — не-а, мне не нужно. Бог придумал мои руки, а я буду смотреть, сколько желтых колесиков у кого-то на руке? У него пять? Прекрасно. А у меня ни одного. Тоже хорошо. И вот мы идем рядом, и я его люблю. Я ему скажу: "Здравствуй, мой голубчик, как я тебя люблю! У тебя пять гаек, а у меня ни одной — отлично, какой ты крутой!" Оказать милость, снисходительность — это область добра. Конечно, труд стоит денег. Я тружусь, значит, плати деньги. Святой Амвросий Оптинский говорил, что деньги — это милость Божья. Если мы любить друг друга не умеем — так деньгами дай. Если у вас на первом месте "бабки" — готов. Очевидно, это болезнь, когда у человека 20 миллиардов долларов. Не миллионов! Один миллиард отдать — и решили бы проблему сирот и бедных в стране. Отдай! Нет, он внукам отдаст. А ведь у него и праправнукам хватит. Таких жалеть надо.

 А если отдашь деньги — получишь благодарность. Вот это — вечность. Когда меня спрашивают о гонораре, я сумму не называю, просто показываю: вот, видишь дом стоИт? Я отгрохал домину на 800 квадратных метров четырехэтажный: мне Пашенька Лунгин за "Царя" заплатил хорошие деньги. Что я там делать буду — не знаю. Один с женой и детьми не будешь в таком доме жить. Мне говорят: "Строй побольше туалетов". Я спрашиваю: "Зачем?". Отвечают: "Санаторий будет". Слава богу, будет санаторий детям. С красивыми окнами, с толстыми стенами, с сантехникой хорошей шведской. Мы с товарищем сидим, и я говорю: "Коля, вот я строю здоровенный домина. Зачем?" Он отвечает: "Петр Николаевич, люди через 200 лет будут смотреть на это и говорить: "Мамонов хорошо построил". "Все, тогда строим дальше", — говорю я.

"Б.-С.": Вы постоянно говорите о религии, христианстве, Боге. А когда-то употребляли алкоголь, наркотики. Когда с Вами случился такой переворот?

П.М.: Я как-то проснулся с мыслью, что все, жить не хочу. Все есть: семья, дом, машины. К чему стремиться? Все есть, а жить не хочется. И вот владыка Илларион Алфеев познакомил меня с книгой "Духовный мир Исаака Сирина". Я прочитал нужную книжку — и для меня распахнулся мир божественной любви ко всему: к травиночке, к птичке малой, у меня все сердце открылось. Подумал: "Как я живу?"

"Б.-С.": Поэтому Вы сбежали в деревню? Вы же родились в Москве, на Большом Каретном?

П.М.: Я никуда не сбегал. Мне брат-строитель предложил участок в гектар с соснами, я сказал: "Конечно, я его беру!" Сначала там жили с сыновьями в палатках, потом сруб построили, затем — дом. Это просто место жительства. Я, как обычный американец, который два часа едет в загородный дом и два часа обратно в город. Квартира у меня на Большом Каретном есть. Но приезжать в Москву один раз в неделю мне достаточно, чтобы увидеть Москву по-другому. Я тут приезжал, ехал по Тверской и увидел все эти дома из стали со стеклом, похожие на гробы, так видят современную архитектуру молодые, а потом самоубийства происходят, увидел людей в узких пиджаках.

 Потом ребенка увидел, которого мама за ручку держала, и какое-то теплое пятно появилось для меня в этом городе. Вот так я все вижу. То серые пятна, то теплые оранжевые блики. Город удивительный сейчас, все на каких-то стыках. И все это надо вам отдать. Я родился, наверное, чтобы все это видение в формы какие-то заключать, в фантик заворачивать и вам отдавать.

 В деревне у меня роскошный дом, роскошные машины, я живу как сыр в масле. Никакого отшельничества. Но я постоянно делаю микроработу по спасению своей микродуши от всяческих грехов, которыми все мы одержимы.

 Когда ко мне приезжают, говорят: "Далеко вы забрались" А я спрашиваю: "Далеко от чего?" И человек замолкает. Из-за того, что я в деревне живу, у меня каждый день другой. Каждый день — другое небо. Утром встал — и завертелось, а вечером смотришь и видишь: и такие облачка, и этакие Господь подпустил. Ни фига себе! Стоишь и как безумный смотришь на эти звезды и думаешь: "Боже мой, вот завтра умру, и что я скажу ему?" Как в молитве говорится: если тень твоя так прекрасна, каков же ты сам? Я однажды вошел в дом, думал — сейчас компьютер включу, а электричества не было. И я оказался в полной темноте. Лягте как-нибудь в темноте, отключите все "пикалки" и задайте себе такой вопрос: кто вы и как вы живете? Я вообще нормальный парень или так себе?

"Б.-С.": Как проходит Ваш день в деревне?

П.М.: У меня бассейн — яма, окунулся, кофейку выпил, и день пошел. Этим надо дать, тех — накормить. Мне сейчас наладили компьютерную студию в подвале моего дома в Ефаново, чтобы я мог быстро записывать на цифру, или для издания, и для радио читать. У меня большущая коллекция виниловых пластинок. Я такой звук там себе поставил — сижу, слушаю, и прямо взлетаю. И думаю: а что я один слушаю? И стал записывать на час свои какие-то размышления к ним — может, кто-нибудь возьмет на радио. Это было бы здорово.

 Я столько знаю всяческих московских приколов, историй, анекдотов о музыкантах. Вот уже три выпуска сделал. Я пишу книжки такие небольшие, может быть, кто-то читал: "Закорючки", свои какие-то мыслишки в короткой форме, считаю, что это главное дело, которое я за свою жизнь сделал. Песни новые постоянно пишу. Если в живых останусь, все-все это буду делать.

 Времени не хватает. Все есть, а времени нет. Вот в эту зиму хочу как раз сесть и заняться. Мне интересно все это делать. Но трудно, потому что приходится от себя добиваться, чтобы дух действительно творил форму. Вот только недавно закончил работу над читкой для записи откровений святого Исаака Сирина. Сорок минут текста я читал четыре года: никак у меня не выходило. Сейчас я более или менее доволен, наверное, скоро выйдет эта запись. Жить надо старательно, а не дыней валяться на диване. Иначе умрешь, предстанешь перед Господом, а он скажет тебе: "Ты кто? Я тебя не знаю". Поэтому мелкими комариными шажками делаю все, чтобы приблизиться к царству Божию.

"Б.-С.": А в кино планируете сниматься еще?

П.М.: Сейчас я играю главного авторитета — Деда Леву, самого страшного вора в девятисерийном фильме "Пепел" о ворах и бандитах, очень опытного, хорошего режиссера Яши Перельмана, который приехал из Голливуда в Петербург. Главную роль там исполняет Женя Миронов. Очень грамотный, плотный, хорошо написанный сценарий, я давно не видел такого качества текста. Жутко завлекательно.

 

Беседовала Елена Рюмина

 Специально для "Бизнес-Стиля"

Read More
TOP

КАК БЫТЬ НЕЛЮБИМЫМ, ИЛИ ФАБРИКА ЛЮБВИ

О любви написано столько глупости, что скорее всего о ней вообще ничего не написано. Возможно, любовь к женщине — это сдача, та, в сущности, мелочь, которая остается в руках мужчины после его любви к Богу, но поскольку утрата религиозных контактов общеизвестна, то крупная купюра любви растрачивается сейчас повсеместно на чувство к противоположному (в основном) полу.

 В авторитетном французском энциклопедическом словаре "Лярусс", выпущенном в начале XX века, слово l'amour ассоциируется исключительно с Богом и родиной, о других формах любви просто не говорится, видимо, как о недостойных и мелких предметах, а также, положим, из лицемерия. Весь XX век свелся к тому, что любовь изменила свое русло. На то есть причины. Мир обезбожился. Патриотизм был подчинен грубой идеологии. Любовь к женщине стала любовью с большой буквы и приняла характер монополии, возвелась и выродилась в зависимость.

 Мир превратился в фабрику любви. Песни, фильмы, балеты, пьесы, телесериалы, романы, стихи — короче, что принято называть творчеством, — в подавляющей своей массе говорит о любви. Что самое главное в жизни? И миллионы раскрытых глоток:

 — Любовь!

 Женские, мужские, любые журналы со страшной силой раздрачивают любовь во имя своих тиражей. На любви зарабатывается огромное количество денег, любовь как тема разогрета до предела, с нее неизвестно куда соскочить, и то, что все религии мира не любят эту любовь, представляя ее как помеху познанию жизни, забыто напрочь, фактически запрещено рыночной цензурой. Вера заменена чувством еще со времен Возрождения, начавшего любовную революцию, возможно, самую успешную и длинную революцию в истории человечества, которая пришла к логическому завершению уже в наше время, и женщина в результате получила тот общественный и персональный статус, о котором она раньше и не мечтала.

 В мировой постели женщина оказалась сильнее мужчины даже чисто физиологически. Вот она разлеглась: ангел Божий! Вот — задвигалась, задышала: похотливая, хитрая сука! Капризность, непостоянство, ветреность любви, ее зависимость от перепадов настроений, мимолетных видений, ромео-джульеттовских препятствий, необходимых для ее возгонки и нередко ей тождественных, грязных вонючих носков, сексуальных фантазий, наконец, течения времени — то, что делало ее сюжет авантюрным и о чем трезво, рассудительно писали старые поэты, которых никто больше не читает, не изменилось, но зато изменилось другое: такая любовь выдается за единственное достойное любовное чувство и единственную жизненную опору, на которой держатся брак, семья, успех, дети, досуг, все.

 Когда на дискотеках весело пляшут под песню о несчастной любви — это комическое зрелище. Но когда мужчина оказывается в положении нелюбимого человека, это похуже землетрясения. Брошенная женщина — обработанное, оплаканное культурой явление, незавидный, но предсказуемый феномен, к которому с инстинктивной симпатией (хотя и не без скрытого злорадства) относятся общество и друзья. Брошенный мужчина — противоречие в себе, которое вызывает лишь отторжение.

 Задача начинается с окончания. Как быть нелюбимым, в отличие от — нелюбимой, создает языковую невнятицу, дает возможность спрятаться в кусты множественного числа, и ищи тебя там свищи. Но речь пойдет исключительно о тебе.

 Ты полюбил большой любовью. Ты сказал о ней: человек моей жизни. С этого момента считай: ты попался. Любовь — это общее кровообращение. Ты полностью открылся. Ты безоружен. На фоне благополучия происходят, конечно, какие-то недоразумения. Тебя они беспокоят, но все в порядке. Тебя ревнуют. Тебе говорят, что тебя любят. Тебя нежно обнюхивают, с тобой строят планы. Тебя называют ласковыми словами. В словах ты уменьшен, превращен в зайчика. Как бы тебя ни называли, ты — маленький. Нет, в отношении к миру ты — большой, ты больше, чем когда-либо, у вас сдвоены энергии, вы непобедимы. Но в самом себе ты маленький, ты только половинка.

 И тут она тебя бросает. И не просто бросает, а уходит к другому, любимому человеку.

 Ты начинаешь обливаться кровью.

 В гостиничных правилах написано, что делать при пожаре. Пожар — радость по сравнению с тем, когда тебя бросает человек твоей жизни. Сначала ты пройдешь через полосу большой лжи. Тебе предстоит выслушать огромное количество вранья. У нее изменятся отношения со временем. Она будет куда-то исчезать, у нее телефон приобретет другое значение, она впадет в необъяснимую задумчивость. В походке появится странная аккуратность. В глазах застекленеет выжидательное отношение к собственной жизни. А ты будешь ничего не понимать. Ты будешь недоумевать. Если ты чувствуешь, что начинаешь метаться, — значит, уже поздно. Ты уже убит. Значит, убей любимого человека или уйди. Не беги за ней, не бросайся вдогонку. Не поможет.

 Но ты еще не созрел, мужик.

 

 ДЕВАЛЬВАЦИЯ

 — Ты чего заметался? — спросит она тебя, разглядывая прищурясь как объект наблюдения.

 — Я? Ничего. Просто курю.

 — Ну кури.

 Мужчина не должен метаться. Кодекс чести запрещает ему обижаться, бычиться, нервничать, переживать — во всех этих положениях он смешон (для сравнения: "она смешна" вообще по-русски не выговаривается).

 Она будет отдаляться, а ты будешь думать, что она стоит рядом. Потом настанет день, когда ее ложь вскроется, и как бы ложь ни вскрылась, она вскроется отвратительным образом. Если для тебя это будет самый чудовищный день твоей жизни, для нее — счастливый. Она так тебе и скажет. Ей не надо больше врать. И она будет вся светиться от любви к другому человеку, будет такой красивой, какой ты ее, может быть, вообще не видел. Она даже не сдержится и с особой интонацией расскажет, какой он хороший. Она скажет, что он ей "братик", что они "из одной корзины". Потому что по инерции она еще хочет поделиться с тобой. Но только по инерции.

 В эту ночь обычно бьют морду и раскрываются интересные подробности. Оказывается, она тебя уже всем сдала. Ты не знаешь, а вокруг знают. Знают ее подруги (и уже виделись с ним), знают на ее работе, знают ее родственники. Кроме того, ты узнаешь, что она приводила его в вашу квартиру и что она спала с ним в вашей постели. Мужик, ты, конечно, тоже когда-нибудь трахался в кроватях обманутых мужей (когда они были на работе или в отъезде), но ты этого не заметил. Если женщина ведет тебя трахаться, странно спрашивать, кто спит в этой кровати. Это — кровать твоей победы.

 Первый удар будет тебе по яйцам. У тебя отнимутся яйца. Ну, просто онемеют. Ага, они будут как будто парализованными. Такое ощущение, что тебя выхолостили, что они пустые, одна мошонка осталась. Они не болят и не ноют — они бессмысленно болтаются. Вместе с этим наступит крах твоего мужского самолюбия. Ты быстро станешь жалким. Она это увидит и этому ужасно обрадуется. Ты во всем будешь не прав.

 Тут-то твоя любовь и закольцуется: помнишь, в первую ночь любви она тебя, нетерпеливого, звала ласково дураком, а теперь ты станешь для нее мудаком. Она так тебя прямо и назовет. Если у тебя есть склонность к философии, ты даже можешь получить от этого опыта новое знание, но сначала ты сделаешь страшные ошибки.

 Тебе захочется с ним, с "братиком", встретиться. По современной этике в сущности это даже некорректно, потому что она сделала выбор. Он — никто. Ты пройдешь через период девальвации с ее стороны. То, что на следующее утро после мордобоя она захочет вызвать милицию, чтобы тебя засадить за хулиганство, это жестоко, непонятно для тебя, но кое-как объяснимо. То, что она несколько позже тебе скажет, что ее любимый приложил все усилия, чтобы тебя не побить, тоже тебя удивит, но с этим ты, наверное, тоже справишься. А вот то, что она начнет тебя девальвировать, это будет невыносимо. Она сделается бесчеловечной. Она создаст твой образ, не похожий на тебя, но очень обидный. Ты вскричишь:

 — Это не я!

 Она уничтожит тебя тем, что скажет:

 — Я выходила за тебя замуж не по любви.

 — Я давно в тебе разочаровалась.

 Давно!

 И еще скажет:

 — У тебя противные зубы.

 Она ударит по реальным физическим недостаткам, которые в тебе неисправимы. Ей будут противны твой рот, шероховатости твоего лица, уши, ноги, живот. Она сообщит тебе об этом не стесняясь. Она будет не стыдиться раздеваться перед тобой, даже напротив, со странным удовольствием это сделает, залезет при тебе в ванну, примет бесстыдную позу, но ты в голом виде будешь вызывать у нее только омерзение. В тебе найдут миллион недостатков, твой образ превратится в труп.

 Ты узнаешь, что ты вообще не тот тип мужчины, который ей нравится, и она будет все это говорить очень спокойно, подбрасывая фантики от конфет в воздух. И, продолжая подбрасывать фантики, она скажет, что у нее с тобой был плохой секс, и спросит, почему он был плохой. А если есть разница в возрасте, она скажет, что ты — старый и тебе осталось недолго жить. И ты снова окажешься мудаком, что бы ты ей ни ответил.

 Полина Суслова, чемпионка России по киданию ярких личностей, типа Достоевского и Розанова, написала в краткой записке последнему после того, как его бросила: "Тысячи людей в вашем положении — и не воют. Люди не собаки".

 Если тебе повезло и она оказалась порядочной женщиной, то она довольно скоро начнет тебя жалеть и даже несколько беспокоиться о том, что ты останешься один. Если тебе не повезло и она непорядочная, ты пройдешь через ад, по сравнению с которым мука жалостью будет ерундой. Впрочем, скорее всего, исходя из нравов в отечестве, она будет двоиться на порядочную и непорядочную одновременно, и ты получишь по полной программе.

 Ты потеряешь контроль над своей жизненной ситуацией. Такого с тобой еще не случалось? Это новое мерзкое ощущение — не владеть положением. Твое будущее зависит от нее. У тебя выбит руль из рук. Смотри: ты летишь с моста в реку. Если сразу не погибнешь, ты поплывешь — и долго будешь плыть.

 Ты реально подурнеешь. Потом когда-нибудь посмотришь на фотографии этой поры и поймешь, о чем я говорю. У тебя провиснут щеки, рот станет безвольным, лицо бабьим. Волосы слипнутся, хоть ты их мой каждый день. Зато глаза — брошенный мужик определяется по глазам — будут как будто промыты горем. У тебя никогда больше не будет таких светлых просветленных глаз.

 Тебе больно смотреть на ее фотографии. На ваши свадебные снимочки. Ты можешь даже разрыдаться, мужик. Ляжешь на диван, отвернешься спиной к человечеству, подожмешь ноги, как эмбрион, — и спина начнет ходить ходуном, нехорошие из тебя выйдут звуки. Я видел своего друга в таком положении. Я подошел, похлопал его по плечу. Я не знал, что ему сказать. Постоял, посмотрел на трясущиеся плечи. Соединились жалость и отвращение. Лучше бы она умерла. Если бы жена у него умерла, слова бы нашлись.

 У тебя начнутся сексуальные видения. Ты станешь беспомощно спрашивать ее, как же она всю себя ему отдает. От этого в первое время можно просто свихнуться. Ты будешь саморазрушаться. Беднеть умом, если он у тебя есть.

 Между тем ты не учитываешь той простой истины, что ты находишься в неравном положении. Ты — один, а их — двое. У них там штаб, мужик. Ты обкурился до одури, а они едят мороженое в шоколаде, она ему все пересказывает и в таком виде, что ты выглядишь уже совсем полным мудаком. Ты же ее побил на кухне, забрызгал пол кровью, но ты об этом не помнишь, а она помнит. Она тебя боится, и она все с большим удовольствием играет в то, что она тебя боится. Ты интересуешься какими-то периферийными сторонами ее интимной жизни, но ее новая любовь не сводится к траху, это большое светлое чувство, а ты суетишься, что-то доказываешь.

 Лучше всего сразу разворачивайся и уходи. Расставаться надо кратко, в один монолог, как в модном романе Харуки Мураками "Охота на овец", который она так любит, но ты станешь многословным, как Достоевский в "Братьях Карамазовых". Степень ее интереса к тебе сильно упадет, почти до нуля. Ты будешь помнить и запоминать, повторять каждое ее слово, а она этого делать не будет. Ты откроешь с ней бесконечный диалог, куски которого будут входить в ваши с ней объяснения, а она будет поднимать брови и удивляться тому, что ты говоришь как по писаному. Ты захочешь с ней объясняться бесконечно, а она будет находить любые причины, чтобы сократить объяснения, зевать, говорить, что завтра ей надо рано идти на работу, а наутро ты случайно узнаешь от кого-нибудь, что она протанцевала всю ночь со своим любимым.

 Ты будешь не больше, чем вторым, и в любом случае меньше, чем первым.

 

КАРМА

 Настрадавшись, ты ощутишь чистую линию своей любви к ней, и это яркое понимание будет иметь метафизический смысл, мистическую привязанность, как будто свою ауру подсмотрел. Ты попытаешься ей это объяснить. Ты скажешь, что все может быть прощено, кроме одного: вы оба нарушите единую карму жизни, если расстанетесь друг с другом. Ваша встреча была не случайна, волшебна, записана на небесах, и вам надо сохраниться как паре. Она тебе ответит, что вы не пара. Вот тогда она ударит по карме. Это будет ее удар, и она будет нести за него ответственность всегда. Если вы в самом деле были парой на небесах. А может быть, вы не были парой. Вам это приснилось.

 Ты начнешь устраивать с ней свидания, на которые будешь мчаться так, как никогда не мчался. Она исхудала. Потеряла десять килограммов. И ты тоже похудел на десять кило. Она скажет:

 — А может, это СПИД?

 Она еще сомневается в своих поступках, но это сомнение, совершенное после предательства. Она тебя предала не в лизаниях со своим новым другом. Она предала тебя в тот момент, когда прервала внутренний диалог с тобой. Вот это порог любви-нелюбви, когда переключается энергия, и ты уже не половинка, а обрубок, из тебя хлещет кровь. Она, быть может, в шоке от предательства, но это ее самостоятельное состояние, следствие действия, осуществленного без тебя. Вы уже не "мы". Возможно, когда-нибудь, в других измерениях жизни, вы встретитесь. Ты не найдешься что спросить. Ведь ты знаешь ее ответ. Как дела? Она тебе скажет:

 — Замечательно.

В любом случае. Или, воспользуясь первым выражением, утвержденным в русском языке нового века: по-любому. Тебе по-любому этого ответа не надо.

 В любовной, эмоциональной сфере жизни мы, по сути, люди, приближенные все-таки к Востоку. Любые выбранные нами западные действия ни к чему хорошему не приводят. Принципы соревновательности, инстинкт охотника, категоричность, определенность, мужская победительность (аналогично и у женщин) — все то, что характеризует параметры западного активизма, у нас не только не работает, но разбивает и разрушает возможности. Лучше сядь и жди, когда труп врага пронесут мимо порога твоего дома. Здесь не работает западная идея: догнать, убедить и перегнать. Европейство в русских отношениях поверхностно и дурашливо.

 Но ты не сядешь на пороге.

 Если в тебе есть хребет, ты преодолеешь мужское самолюбие. Это нетрудно. Если ты не выдуманный, настоящий, ты преодолеешь и чувство хозяина ее тела. Это сложнее, но — преодолеешь. Но зато тебя задолбает надежда. Надо сесть в тюрьму или быть брошенным, чтобы понять, что надежда может быть самым заклятым твоим врагом. Ты позвонишь ей однажды на работу, у нее будет грустный голос. Как ты обрадуешься!

 — Почему у тебя грустный голос?

 Любовь любит примитивные формы изложения материала. Она ответит:

 — Я грущу по прожитой с тобой жизни. Все-таки в ней было немало хорошего.

 — Ну и вернись ко мне, — тупо скажешь ты.

 Она глубоко вздохнет. У нее будет целый период глубоких вздохов в разговорах с тобой. Не спеши радоваться. Это плохой знак. Это клиническая смерть любви. Возможно, она хочет перевести тебя в другое качество, оставить возле себя, она хозяйственна, ты ей пригодишься в жизненном хозяйстве, найдется роль, ты же ей все-таки тоже "не чужой человек" (когда она тебе это скажет, ты взвоешь). Беги, мужик, что стоишь, беги, а она подбирает крошки, как Брик подбирала Маяковского, который сохранился в истории самым брошенным мужчиной XX века. И будь ты хоть генералом, хоть второкурсником, хоть издателем новейшей французской философии, суть от этого не меняется: ей нужен не ты.

 Не становись Маяковским. Не пиши перед смертью, что она часть твоей семьи, не вези ей из Франции "рено", пусть ей ее Брик возит. Или становись и вези "рено" и пиши, что она — часть семьи. И Татьяна Яковлева тебя тоже бросила, Маяковский. Я помню, как с ней разговаривал о Маяковском в Коннектикуте. Она, конечно, гордилась, что ее любил Маяковский, хотя, по ее словам, он не был таким талантливым, как Бродский, но зато очень остроумный, очень-очень остроумный, и напрасно говорят, что у него было что-то не то по мужской части. Все было то. Но она говорила так, что было понятно: она его не любила. Вот ведь гений, а — не любила. Яковлева с интересом посмотрела на меня.

 — Ну, разденьтесь и поплавайте. У нас в бассейне вода из океана.

Я разделся и поплавал. А она сидела и смотрела. Она была высокой, худой и, по-моему, красивой старухой. Ее вполне можно было трахнуть, став в ряд с Маяковским, но она была с палкой и скрипучая, и муж Либерман рядом. О любви можно писать только сырыми словами, а не так, как писал Маяковский, муча перчатки замш.

 Она расскажет тебе свои сны. Ты ей снился. У вас будут разные сны. Тебе будут сниться кошмары, тебя будет жрать во сне всякая нечисть, будет много крови, а ей будут сниться сны о том, как она на инвалидной коляске уезжает из дому, в котором жила с тобой.

 — Ты подумай, что тебе снится! Инвалидная коляска!

 Она тяжело, шумно вздохнет:

 — Ну расскажи, — скажет, — как тебе плохо без меня.

 И тогда непонятно из какого боулинга на тебя выкатится ее шар с надписью: 

 " Жди меня, если хочешь".

 Вот тебе еще один паяльник. И когда пройдет время, она тебе скажет:

 

— Как ты лажался! Ведь все было ясно.

 

— Я хотел тебя вернуть.

 

Вот это ты хорошо скажешь. Она не будет знать, что сказать. Она оставила после себя грязный след. Она грязно ушла. Она любила грязь, и грязь ее нашла.

 

У тебя, мужик, с головой не в порядке. Тебе захочется написать ей письмо, причем непременно с мстительными интонациями. И ты будешь писать его в голове по ночам, вместо того чтобы спать. Твою беготню она сочтет твоей мужской слабостью, она станет с тобой капризна, раздражительна, будет диктовать свои условия, в разговоре за ней всегда будет последнее слово. Если ты совсем охренеешь, ты будешь провожать ее до дому, где она живет со своим любовником, и поразишься ее бескорыстности: она ушла от тебя не вверх, а вниз по статусной лестнице, она живет в чужом углу, с чужими кошками — чтобы не жить с тобой.

 

"Бабье, — сказала мне моя 30-летняя домработница, хохлушка из Винницы, — похоже на собак, простите за неудачное сравнение. Им готовишь еду, кормишь — они даже к миске не подойдут. Но стоит взять у них миску и сделать вид, что ты уходишь, они бегут за тобой и требуют жрать".

 

Затем ты будешь страдать из-за паники. Что с тобой будет дальше? Как жить одному? Ты бросишься знакомиться с какими-то бабами, убеждать себя в том, что так надо, что Катя — ничего и Светка — тоже, но от Катьки будет нести гуталином, а от Светки у тебя начнется аллергия. Ты будешь в состоянии человека, которого лошадь волочет за ногу.

 

Она к тебе никогда не вернется. Через знакомых ты узнаешь, что она счастлива, что они куда-то съездили на край света, купили квартиру. Ты запьешь. Заболеешь. Начнется депрессия. У тебя не будет сил работать. Будешь сидеть смотреть в одну точку. После разрыва с Ольгой Хохловой Пикассо не мог писать картин в течение целого года. Как впечатлительны художники! Но зато у них есть Богом данная сублимация. Хуже бухгалтерам. Впрочем, для тупых все в конечном счете восполнимо.

 А напоследок она скажет: если бы ты правильно себя вел при нашем разрыве, я бы не ушла.

 А ты будешь думать: как же это — правильно? И рана останется на всю жизнь. И не будешь ты такой жизнерадостный, как прежде, никогда. Ты станешь подозрительным, как почти все русские люди. И все — весь город, весь мир, все ангелы — будут говорить, что тебя она бросила. Указывать на тебя пальцем. И тогда ты спросишь, а как надо было поступать.

 А я тебе скажу, что так и надо было поступать, как ты поступил, может быть, только поменьше бегать за ней и надеяться, но это не получается ни у кого из живых людей.

 Просто такая у тебя судьба — быть брошенным, да еще человеком твоей жизни.

 А если ты скажешь: "Да не была она человеком моей жизни", — не поверю, и не собирай на нее компромата, и не говори, что ты ее придумал, что она не умеет любить. Она была твоим метафизическим отражением, вы с ней были ужасно похожи, но она полюбила другого при том, что когда-то любила тебя. И никогда не говори о ней плохо. За это, кажется, тебе будет большой бонус. Веди себя достойно, не ропщи на судьбу и не кури много и больше никогда не доверяй женщинам. Люби Бога и государство. Неуверенный, жалкий, одинокий, ты годами теперь будешь ждать, прежде чем снова решишься полюбить.

 Возможно, это хорошо — пройти через опыт брошенности, понять свои границы и свои слабости, не быть высокомерным идиотом. Впрочем, я не уверен. Впрочем, смотря для кого. Одни на мине подрываются, а ты — на любви. Не надо было полностью вкладываться, затевать общее кровообращение? Да ты что! Просто такая вот у тебя судьба. Быть опущенным. Ничего не поделаешь.

 

  ДЕРЖИСЬ, МУЖИК. ДО ВСТРЕЧИ, БРАТ, В РАЮ.

 

Виктор ЕРОФЕЕВ

 

 

 

Read More