TOP

ГЛУХАЯ ТОСКА

Эта женщина будила в нем любопытство, волновала его. Она приехала в гости и спала в его комнате. Сказать, что она там жила, было нельзя, потому что она всегда отсутствовала. Лишь только она поселилась в доме, телефон стал надрываться. Звонили — ей. Приглашали — ее. Звали — ее. Хотели — ее. Он смотрел на все это и завидовал тем, с кем она общалась. Его она почти не замечала, как не замечают маленьких детей, их просто не принимают во внимание. Между тем ему было уже восемнадцать. Он знал, что такое женщина, но то были его ровесницы, девчонки, а она была настоящей взрослой. Он не спал по ночам у себя наверху, а днем, тайком забирая что-нибудь из ее вещей, обнюхивал их, искал следы измены. По ночам она всегда возвращалась, ее провожали. Он это слышал.

Когда она оставалась дома, отец сидел с ней почти до утра в гостиной. Они пили пиво, смотрели фильмы. Говорили. Он никогда не видел, чтобы отец был так увлечен кем-то. Он был уже взрослым, понял все про отца, но это только подстегнуло его. Отец, конечно, любил ее, но боялся, как видно, подступиться, или она просто ничего не позволяла. Им было хорошо вместе, а ему этого было достаточно, чтобы он стал ревновать ее к отцу.

И однажды он решился. Вечером они втроем смотрели телевизор. Она сидела на диване, поджав колени и обхватив их руками. Они сидели по обе стороны от нее. Было очень темно. Он слегка прикоснулся к ее ноге и стал гладить. Она вздрогнула, и он испугался. А ее напугала не его смелость, а страх, что его рука встретится с рукой отца, который гладил ее другую ногу. С того случая она просто стала его избегать.

Прошло два года. Она приехала снова погостить. Однако отец был на курорте и обещал вернуться через две недели. Она решила остановиться в их доме и дождаться отца.

Он вошел тихо рано утром в дом, зная, что она в это время спит. Неожиданно встретил ее в дверях и очень удивился. Он рассчитывал застать ее в постели, а она спутала все его планы: И опять исчезла. Расстроенный, он уехал на два дня на море, а когда вернулся (поздно ночью), она неожиданно оказалась дома. Будто ждала его. Пригласила его в комнату смотреть телевизор. Он выдержал минут пятнадцать, не больше. Все бы ничего, но когда она провела рукой по его спине, похвалив загар, у него заныло все внутри. Он извинился и ушел к себе наверх. Но спать он не мог: это прикосновение пробудило в нем все то, что ждало своего часа два года. Он вернулся и тихо постучал. Она все еще была у телевизора, но уже не сидела, а лежала в халате в постели. Он, ничего не спрашивая, резко погасил свет и скользнул к ней в постель. Она промолчала. Так они пролежали минут пять. Он робко дотронулся до ее руки, потом — до тела… под халатом не было ничего. Это открытие обдало его жаром. И он почувствовал, что и она вся дрожит от желания. Кровь ударила ему в голову. Почти не отдавая себе отчета в том, что делает, он перевернул ее на спину и…

Потом она быстро встала и ушла в ванную. Когда она вернулась, он стоял в дверях, как нашкодивший мальчишка, и просил не говорить ничего отцу. Она засмеялась и обещала выполнить его просьбу. Утром она уехала в другой город на два три дня. Прошла неделя, но ее все не было. В нем росла глухая тоска по ее поцелуям, по ее ласке, по ее лицу, такому родному и далекому, по ее голосу, по ее улыбке. А ее все не было. Ее не было для него больше никогда.

Тина ОРСКАЯ

Leave a Reply

Your email is never published nor shared.

You may use these HTML tags and attributes:<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>