TOP

ДИАЛОГИ О ЛЮБВИ

Леон Эбрео — итальянский врач и философ. Родился в Лиссабоне, отец его был министром при дворе португальского короля Альфонса V. Юноша получил медицинское образование, но под влиянием отца приобщился к знанию классической философии, арабской и латинской схоластике. В 1484 г. он оказался в Испании, однако в 1492 г. его семья была вынуждена переселиться в Неаполь.

    «Диалоги о любви» были задуманы как продолжение «любовной философии», начатой Марсилио Фичино и Джованни Пико делла Мирандола. Они были завершены к 1506 г., однако свет увидели в Риме лишь в 1535 г., после смерти Эбрео.

    «Диалоги» композиционно строги: основную линию рассказа ведет Филон — в нем легко угадывается сам автор, его собеседница София символизирует мудрость, призванную постоянно сомневаться и возражать. Развитие диалога идет через преодоление выдвигаемых Софией антитез, сомнений и отрицаний. В этом — структурное отличие диалогов Леона Эбрео, близких по форме к сочинениям арабо-еврейских схоластов.

    Сочинение состоит из трех диалогов. Первый посвящен определению любви и желания, второй — доказательству универсальности любви, третий — ее происхождению. Главную концептуальную нагрузку несет третий диалог, дающий целостное представление о философии любви Эбрео. В своих исходных позициях эта философия продолжает традицию неоплатонизма, сложившуюся в итальянском Возрождении, более того, она приобретает у него более целостный и систематический характер.

    В интерпретации Леона Эбрео любовь представляет собой всеобщую связь, оживляющую все сферы вселенной. Она соединяет единичное с общим, земной шар с небесным, душу с телом, человека с природой и богом, преходящее с вечным, наконец, всю природу с ее творцом. Смысл этой связи-любви — в познании, но не столько рациональном, сколько интуитивном — в экстатическом видении через обожание красоты мира, через любовь самого бога к своим творениям. Но если мир, движимый к богу, ожидает в качестве награды наслаждения в познании, то бог любит свои творения бескорыстно и щедро, даруя им совершенство во имя окончательного слияния с его божественностью.

    Леон Эбрео развивает взгляд на любовь как на желание прекрасного. Любовь составляет сущность мира, красота — его облик. Нравственно-эстетический характер философии любви Эбрео отчетливо раскрывается в его рассуждениях о двоякой способности человеческой души к познанию красоты телесного мира: к познанию чувственному и рациональному. Если душа человека больше связана с телом, чем с разумом, то и познание телесной красоты носит чувственный характер. Люди, в сильной мере подверженные страстям, не способны постигнуть духовную красоту, они мало чем отличаются от животных. Путь, который ведет к счастью и блаженству, это познание духовной красоты вещей, способность к которой принадлежит разумной части человеческой души, извлекающей из телесного мира интеллектуальные виды и формы. Красота вещей проистекает от форм — носительниц божественной красоты, именно они делают прекрасной уродливую и безобразную материю. Ведь телесная красота — только тень и образ духовной красоты, но она имеет сходство с последней, являясь отражением духовного мира в мире телесном. Неоплатоническая этико-эстетическая теория любви Леона Эбрео оказала значительное влияние на развитие философии и художественного мировоззрения Возрождения. «Диалоги о любви» уже вскоре после выхода в свет получили широкую известность, их цитируют многие авторы XVI в. В середине столетия было сделано несколько изданий переводов диалогов на французский язык, а в конце века был издан их перевод на испанский.  В настоящем издании приводится отрывок из третьего диалога.

        ДИАЛОГ ТРЕТИЙ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЛЮБВИ

    Филон.Оставляя в стороне чужие мнения и выдумки, скажу, что общим отцом всякой любви является прекрасное, а общей матерью — осознание прекрасного, смешанное с лаской; от них обоих, как от настоящих отца и матери, рождается любовь и желание, потому что прекрасное, осознанное тем, у кого оно отсутствует, страстно любимо и желаемо познающим. Так рождается любовь, зачатая прекрасным в уме познающего, у которого оно отсутствует, страстно любимо и который его желает. Таким образом, отцом любви является любимое прекрасное, а матерью — ум любящего, оплодотворенный семенем того прекрасного, которым является красота, отраженная в уме познающего; оплодотворенный ею желает слиться с прекрасным. Еще раньше ты поняла, что любимый имеет природу производящего отца, а любящий имеет природу матери, зачинающей от любимого и жаждущей плода в прекрасном, как говорит Платон.

    София.Мне нравится такое решение и ясная мысль относительно отца и матери универсальной мировой любви, но, прежде чем я попрошу у тебя дальнейших разъяснений, нужно, чтобы ты разрешил следующее противоречие. Ты говоришь, что мать любви — осознание отсутствующего прекрасного, но, с другой стороны, ты утверждаешь, что ее сначала оплодотворяет образ прекрасного и потому она желает и любит его. Противоречие таково: если ум познающего оплодотворяется прекрасным, то оно больше не отсутствует в нем, но, наоборот, он им владеет; ведь беременная имеет в себе сына, он ведь не отсутствует у нее.

    Филон.Если бы образ прекрасного не находился в уме любящего в виде красивого, хорошего и радостного, то само прекрасное никогда не было бы любимо им, так как полностью лишенные красоты не имеют прекрасного и не желают его, но то, что желает его, не является полностью лишенным прекрасного, потому что его сознание и ум оплодотворены образом красоты. Но поскольку ему не хватает, и он желает наслаждаться соединением с прекрасным, образ которого, запечатленный в его уме, побуждает его, подобно тому, как беременная желает разродиться и произвести на свет спрятанное внутри его. Таким образом, мать любви, любящая, хотя и лишена полного соединения с любимым, не лишена отраженного образа его красоты, который заставляет ее быть любящей и желающей соединения с отсутствующим у нее прекрасным.

    София.Мне нравится сказанное тобою, но я не согласна с тем, что любящая мать, беременная от прекрасного отца, рождает в качестве сына самого отца; ведь ты говоришь, что рождение или появление на свет есть не что иное, как слияние и наслаждение с самим отцом в действительности.

    Филон.Ты только рассуждаешь, София, но если бы ты была более проницательной, то пришла бы к выводу, что действительное наслаждение прекрасным в единении с ним не является ни в собственном смысле, ни вообще одним и тем же. Случается, что оно похоже на него, как собственный сын на отца, хотя к этому сходству с отцом присоединяется частично материнский образ любящего сознания, которое не было бы актом наслаждения, если бы не возникало от познающего любящего в прекрасном, познанном, любимом. Таким образом, любовь — подлинный сын двоих: имеет материальную часть от материнского сознания и образ от отцовской красоты; и, как показал Платон, любовь есть желание беременной родить прекрасное, похожее на отца, и такова не только любовь интеллектуальная, но и чувственная.

    София.Объясни мне, почему в каждой такой любви содержится беременность и желание разродиться прекрасным и почему очень желанны такие роды.

    Филон.Ты знаешь, насколько велико не только в человеке, но также и в каждом животном желание познать подобное себе и сколь велики заботы, страдания и трудности родителей, особенно матерей, которые они принимают на себя ради произведения на свет и воспитания своих детей, вплоть до того, что рискуют жизнью ради их блага. Первая цель — произведение прекрасного, подобного тому, от кого забеременела мать, и конечная цель — желание бессмертия, так как, не обладая бессмертием, как говорит Аристотель, животные желают и заботятся о том, чтобы вечно существовать, производя себе подобных; и очень часто заботятся о жизни и существовании потомства больше, чем о себе, потому что им кажется, что их жизнь уже прошла, а жизнь потомства является частью их собственной жизни, ибо делает их бессмертными благодаря постоянному наследованию им подобных. Эти цели имеют место и в человеческой душе, которая, будучи беременна красотой добродетели и интеллектуальной мудрости, всегда желает порождать подобных же прекрасных детей в добродетельных поступках и мудром поведении, ибо благодаря действительному рождению их достигается подлинное бессмертие, что лучше, чем то бессмертие, которое животные приобретают, производя подобных же животных…

    София.Мне кажется, я хорошо поняла уже, каким образом прекрасное, то есть красота, является отцом любви, а познающая и желающая его — матерью, которая забеременела от него желанием родить подобное ему, что является совокуплением и наслаждением этим прекрасным. Хотя я вижу, что всякая вещь состоит из красоты, потому что отец — это прекрасное, а беременная мать — осознающий его отраженный образ, а желаемый сын — возвращение к наслаждению в соединении с этим прекрасным, но меня удивляет, что ты допускаешь столь много случаев красоты, потому что, предшествуя любви, она по необходимости должна предшествовать не только в низшем мире и абстрактном разуме людей, но также в небесном и во всем ангельском мире, так как в каждом, как ты сказал, имеет место любовь и все являются в действительности влюбленными. К тому же, если в высшей божественности существует, как ты неоднократно утверждал, любовь к своим творениям и она оказывается любящей их (как говорится в священных книгах), то как можно представить себе предшествование красоты тому, что в высшей степени предшествует всему? Филон. Пусть не удивляет тебя, София, что именно красота делает любимым каждого и влюбленным каждого влюбленного и является началом, серединой и концом всякой любви: началом в самом любимом, серединой в его отражении в любящем и концом в наслаждении и слиянии любящего со своим началом — любимым, так как в силу того, что первое прекрасное является верховным мастером вселенной, красота всякой сотворенной вещи является совершенством работы, проделанной в нем верховным мастером, и эта вещь являет собой то, в чем сотворенное связывается и весьма походит на творящего, а творение на творца. Так как божественность при-частна ко всем частям вселенной, неудивительно, но справедливо, что она предшествует всякой другой вещи вселенной и именно она делает вещи, в которых она содержится, любимыми и другие, познающие их, любящими и желающими быть причастными к любимым благодаря божественной красоте всех творцов. Последняя не только предшествует любви, заключенной в сотворенных вещах, как телесных и тленных, так и небесных, то есть бестелесных, духовных, а также ангельских, но предшествует любви, исходящей от бога к творениям, потому что эта любовь не что иное, как желание, чтобы красота творений увеличивалась и уподоблялась высшей красоте их творца, по образу которого они были созданы; таким образом, в боге красота существует прежде, чем любовь, и бытие прекрасного и любимого предшествует бытию влюбленного. София. Я вижу, что ты отвечаешь на мой вопрос, но не чувствую себя вполне удовлетворенной, ибо я не вполне понимаю достоинство и грандиозное великолепие этой красоты, я не понимаю огромного значения, в силу которого она должна быть началом всех достойных и совершенных вещей, как ты это утверждаешь. Я хотела, чтобы ты лучше разъяснил сущность этой красоты; я хорошо помню, как однажды ты определил ее так: красота есть грация, которая, услаждая душу ее сознанием, побуждает ее к любви. Но я по-прежнему жажду узнать о сущности этой грации и о многом важном в отношении творца и всей вселенной, что заключено в определении самой красоты.

    Филон.Мне помнится, что я показал тебе часть духовной сущности красоты, так как я объяснил тебе пять внешних чувств. Красота проникает в человеческую душу не через три материальные чувства (то есть не через ощущение и не благодаря вкусу и слуху; сдержанность в сладострастных ощущениях не называют красивой, в равной мере не считают красивыми приятное на вкус и по запаху), но только благодаря речам, беседам, стихам, красивой музыке и прекрасной и согласной гармонии и в значительной мере через глаза в красивых образах, прекрасных цветах и пропорциональных композициях, в прекрасном свете и тому подобном; все это дает тебе представление о том, в какой мере красота является вещью духовной и отделенной от тела…

 

 

Leave a Reply

Your email is never published nor shared.

You may use these HTML tags and attributes:<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>